КЛЕТКА

Дата публикации: 29-10-2017

 

(рассказ-быль)

В детстве я читала книжку об интернате, который находился на берегу Черного моря, и автор упоминал это слово не раз. Ки-па-ри-сы… Незнакомое название раскладывалось в голове и так, и эдак, пытаясь улечься поудобней и занять свое законное место среди других обыденных и привычных слов. Но все без толку. Перелистав всю книжку от корки до корки, я так и не нашла картинки, где было бы нарисовано таинственное дерево… «А может «кипа-рисы»? Может на них растет рис, потому и называются так?», - подумала я и остановилась в итоге на чем-то вроде новогодней елки, густо-густо обвешанной рисовыми зернышками на ниточках… Так и отложилось.

- Кипарисы!- воскликнула пожилая женщина в огромной шляпе и очках. – Смотри-смотри, зая, как много! Смотри, как красиво! Ну, котик! Ну, проснись! Смотри, какая прелесть! - толкала она беспробудно спящего мужа, болезненно худого и бледного мужчину – похоже, язвенника. Он зашевелил губами, дернул головой и снова улегся виском на стекло.

Горный троллейбус, словно резвая коза, преодолевал один подъем за другим. Я смотрела в окно. Кипарисы… Вот, значит, они какие! Высокие, стройные, словно стрелы, летящие вверх, к жаркому южному солнцу, выстроились сплошным частоколом вдоль узкой дороги Крымских гор. Темно-зеленые – почти черные, строгие, аристократично-сдержанные… Надо же! В детстве я представляла их совсем другими.

Мы приехали. Вокзал Алушты. Шумное, многолюдное место. Народ муравьиными потоками снует туда-сюда. Тянут на себе баулы: руки, спины, даже животы – все обвешано дорожными сумками и рюкзаками. Огромные очереди возле касс и автобусных платформ, под вокзальным зданием яблоку негде упасть – загорелые мужчины, женщины и дети сидят, лежат и полулежат на своих вещах, а некоторые – прямо на земле. Все это я успеваю заметить еще из окна троллейбуса, ожидая своей очереди на выход. И вот, наконец, – свершилось! Под ногами теплый алуштинский асфальт, в лицо ударил настоянный на хвое и солнце, мягкий вечерний воздух. Юг… Крым… Красота… Рай… Синонимический ряд мне не дают продолжить врывающиеся в тихую эйфорию резкие голоса: «Такси не желаете? Коттедж на берегу! Довезем, поселим, чистое белье, два метра до пляжа – никаких проблем! Жилье, жилье, жилье! Кому жилье? Комната недорого! Такси. Куда едем? Едем?». Кто-то самый наглый из зазывал схватил меня за руку и потащил за собой. В такси или, может быть, прямо в коттедж.

С трудом пробившись сквозь толпу назойливых встречающих, мы подходим к зданию вокзала. Здесь чуть-чуть поспокойнее, и есть возможность отдышаться, оглядеться и подумать, как быть дальше. Потому что надо куда-то ехать и надо где-то жить. Вот-вот стемнеет, все смертельно устали с дороги, хочется одного, нет, двух вещей – перекусить чем-нибудь и лечь спать. Опускаем на землю сумки, смотрим по сторонам: вдоль платформ стоят рядочком люди. Мужчины и женщины, пожилые, среднего возраста, молодые и совсем юные – почти дети. У каждого в руках табличка с надписью: «Жилье». Кто-то подошел к делу серьезнее и отпечатал объявление жирным шрифтом на компьютере, а кто-то просто вывел надпись неровным почерком на картоне… Выбираем скромную на вид пожилую женщину, подходим, спрашиваем… «Жилье» оказывается комнатой в домике у моря. Для неизбалованных туристов – предел мечтаний. Интересуемся ценой – цена превышает даже самый максимально допустимый нами максимум. Дорого. Очень дорого. Жаль.

Подходим к другой пенсионерке – она не берет с детьми. В квартире у третьей нет ни горячей воды, ни холодильника… Вот – может быть, тот мужчина? Направляемся к нему. И по мере нашего приближения постепенно статуя с табличкой на груди оживает. Начинают нервно подергиваться руки, ноги, кажется, уже готовы бежать, а глаза вот-вот выпрыгнут из очков. Мужчина высокий и очень худой. На нем светлые брюки, темная сорочка с коротким рукавом и джинсовый жилет. Он сильно похож на Абдулова в роли Коровьева из «Мастера и Маргариты». Тощий, юркий, бойкий.

- Проведу в ОТЛИЧНУЮ квартиру! Отдельная комната, кухня, туалет, ванна, горячая вода, телевизор, пылесос, холодильник – пользуйтесь всем, что в квартире. 15 минут до моря. Можно на автобусе, можно пешком. Проведу, покажу, расскажу, сделаю экскурсию… Поселитесь – не пожалеете. Таких условий больше не найдете. Вещи помогу донести. Идти – пять минут. Меня Миша зовут… - тараторил безостановочно он. В левой руке его уже была одна, сама тяжелая наша сумка, а в правой – другая, поменьше. С легкостью тренированного спортсмена он оторвал их от земли – только вены сильно вздулись на худых руках… А ноги уже бежали по направлению к пешеходному переходу. И нам ничего не оставалось, как бежать за ним в его ОТЛИЧНУЮ, начиненную всем необходимым квартиру в 15-ти минутах от моря на троллейбусе.

- Всего 200 гривен в сутки! Где вы еще такую цену найдете? Ну, ладно, давайте за 180, - быстро сбросил он, каким-то даже не боковым, а затылочным зрением, заметив некоторое наше замешательство. И тут же, без перехода:

- А то, что дети с вами – это хорошо. Светка будет рада. Подружек папка привел, скажет. Друга и подружку. Идемте-идемте, осторожно – здесь у нас такие крутые подъемы и спуски – горная местность, что же вы хотите! Зато море! Всего в 15 минутах… Легко! И пляж вам завтра покажу хороший – главное, бесплатный. На Рабочей…

Так, под Мишины скороговорки мы шли, нет, почти бежали по крученым алуштинским переулкам, которые – похлеще американских горок. Особенно если у вас за спиной – рюкзак, в руках сумки, к которым прицепились дети трех и пяти лет. Мальчик и девочка. Светкины подружка и друг. Кто такая Светка, и что такое «Рабочая» мы не уточняли. Махнув рукой на подробности, положившись полностью на нашего нового товарища и желая только одного: поскорей бы прийти. Перекусить и спать. Все остальное – завтра.

Пять минут затягивались на все полчаса, ступеньки следовали за ступеньками, девятиэтажки - все одинаковые: белые, безликие, типичные для многих южных городов, - сменяли друг друга, и вот, наконец, миновав детскую площадку ручной работы, мы, вроде бы, наконец, пришли.

- Сейчас лифт вызовем, все подымем. А завтра я вам карточку дам – у нас тут лифты по карточкам электронным. Пополнил – зарядил – езди на здоровье! А не хочешь платить – ходи пешком! Завтра я вам свою отдам. У меня две, - говорил Миша, нажимая кнопку с номером «7».

- Проходите! Све-е-етка! Встречай в гостей!!!

Тяжелая железная дверь открылась.

Из темных недр Мишиного жилища густой волной выкатился спертый воздух, пропитанный смесью запахов застарелой мочи, пережаренной пищи, одежды «секонд-хенд» и хронической «неуборки». Так иногда пахнет в квартирах очень пожилых людей или запущенных алкоголиков…

А вслед за запахом выскочила… Светка! Худенькая, стриженная под мальчика, девочка со светлыми, цвета сметаны, волосами, ресницами и бровями. На вид ей было лет пять. Словно солнечный зайчик она запрыгала, замелькала перед нами, хлопая в ладоши и радостно улыбаясь. Ах, как же подходило Светке ее имя!

- Тебя как зовут? Даша? А меня Света. А тебя? Илюша? А меня – Света, - тут же стала она знакомиться с новыми друзьями. – Пойдемте, я вам игрушки свои покажу. У меня много игрушек.

И они все втроем побежали в комнату играть. Через минуту в эту же комнату вошли и мы.

- Светка, а ну брысь отсюда!, - добродушный до сладости Миша вдруг превратился в жесткого, даже жестокого… - Не мешай отдыхающим! Они с дороги. Устали. Спать хотят.

Девочка покорно вышла из комнаты, немало удивив нас, привыкшим к капризам и нытью своих детей. Но думать об этом долго не было сил. Мы разделись, кое-как распаковали вещи, наспех покормили малышей оставшейся с поезда «Мивиной» и стали готовиться ко сну. Мишина дочка еще пару раз просовывала свою белобрысую головенку в комнату и хитро улыбалась. Но, едва заслышав голос отца, тут же испарялась. Дом уснул.

Проснувшись ночью, я слышала голоса – то ли соседей сверху, то ли Миша разговаривал с женой (кстати, она так и не вышла познакомиться, поздороваться с нами), то ли у них работал телевизор… Прислушавшись и не разобрав ни единого слова, я, уставшая, снова погрузилась в глубокий сон. Подумала напоследок о том, как сложно, наверное, приходится хозяевам, жить вот так – бок-о-бок с постоянно сменяющими друг друга квартирантами.

Утро обнажило «прелести» расписанной Мишей квартиры. Все в ней оказалось старым, допотопным. И мебель, и телевизор, и пылесос, и латанное-перелатанное, желтое от времени постельное белье… Но прямо из окна на нас смотрели настоящие горы! И этот вид компенсировал все. Надо было завтракать и быстренько отправляться на поиски моря.

Я приоткрыла дверь зала, вышла в прихожую, огляделась… И с удивлением поняла, что других комнат в квартире нет. Странно… А где же живет Мишина семья??? Неужели в кухне? Но и в кухне было пусто. Уже поставив на газ сковородку, заметила балконную дверь. Она была прикрыта шторой – потому и не бросалась в глаза. Присмотревшись получше, за шторой увидела фигуру женщины. Женщина сидела в кресле, подогнув под себя ноги. Перед ней стоял маленький телевизор. Он был выключен. Но, неподвижно сидящая женщина, смотрела на экран. «Наверное, это жена Миши, - подумала я. Надо бы постучаться к ней – поздороваться… Или не надо? Похоже, она не расположена к общению…» Вспомнив о Светке, я решила, что ребенок наверное, еще спит, потому и мама сидит тихонько. А значит, и мне не стоит тревожить их.

Мы ушли на море. Провели на пляже целый день. Вернулись домой только к вечеру. Уставшие, чуть-чуть обгоревшие, но счастливые. Миши дома не было. Встречала нас Светка. Радостным щебетом, ясными глазами, веселым смехом… Лучик… Неугомонный светлячок… Угостили ее арбузом и конфетами. Пригласили в комнату поиграть с детьми.

Через какое-то время она подошла ко мне и неожиданно обняла. «Вы хорошая. Добрая… -тихо-тихо прошептала на ухо. – А папа бьет меня. Ругает. Не разрешает ходить к отдыхающим. И маму бьет… Когда мама плачет… Только не говорите ему об этом, пожалуйста. А то он ругаться будет».

- Светка! Ты где? А ну иди сюда!, - буквально через секунду раздался голос в прихожей. – Я тебе йогурт принес! Иди ко мне, моя девочка, иди…

Светку как ветром сдуло. А я просто окаменела, шокированная услышанным: «Миша? Бъет? Ребенка? Жену?». Это предположение не укладывалось у меня в голове и никак не вязалось с образом улыбчивого, обходительного «Коровьева».

С того момента я стала внимательней следить за происходящим в квартире. Мишина жена так ни разу к нам и не вышла. Мы даже не знали, как ее зовут. Я не видела ее ни на кухне, ни в ванной. Все утро, пока мы собирались на пляж, она просиживала на балконе. Однажды дверь была открыта, и мне удалось разглядеть ее получше. Совсем молодая (лет на 15 младше мужа), неухоженная… Грязные, засаленные волосы, нечистая, землистого цвета кожа… Она просто сидела и, как тогда, в первый день, неподвижно смотрела на экран выключенного телевизора. Что делалось на балконе по вечерам, было не разглядеть. Там горел свет, но шторка плотно прикрывала жилище Миши и его семьи.

Дни проходили за днями. Мы не ограничились пляжем на Рабочей и ездили то в Ялту, то в Гурзуф, то еще куда-нибудь. Хотелось увидеть максимум. Успеть насладиться крымскими красотами сполна… Возвращались домой измотанные путешествиями, и особо ни во что не вникали. Ну, да – странно, конечно: ребенок живет на южном берегу Крыма – и бел как сметана. Странный Миша, странная его неподвижная жена… Конечно, потрясала эта их жизнь на балконе… Втроем! КАК? МОЖНО? ТАМ УМЕСТИТЬСЯ? И эти Светкины рассказы о зверствах Миши… И еще одно. Когда бы мы ни вернулись с пляжа, во сколько бы ни проснулись - в квартире была пустота. Никаких следов приготовлений пищи, стирки, купаний - ничего. Словно не люди здесь жили, а бестелесные духи… Которые изо всех сил оберегают «отдыхающих» от всяческих неудобств.

Только однажды в скучной Светкиной жизни произошло СОБЫТИЕ! Папа принес хомячка. Он сидел в клетке и смотрел на нас блестящими глазками-бусинками. И все трое детей были счастливы! Каждый норовил бросить ему что-то из еды – таскали с кухни все, что могли достать: хлеб, морковку, капусту, печенье… Казалось, он даже ночью жевал. И поправлялся не по дням, а по часам… Светка безумно гордилась своим новым другом. Но играть с ним позволяла всем. Добрая, светлая девочка… Лучик…

До нашего отъезда оставалось два дня. Как обычно, вернувшись вечером из похода, мы увидели Мишу сидящим на ступеньках в подъезде. Он курил. Приветственно кивнул и, на удивление, ничего не стал рассказывать… В квартире стояла гробовая тишина. Светка не встречала нас… На балконе было темно.

Всю ночь по дому кто-то ходил. То включался, то выключался телевизор, сильно пахло сигаретным дымом… Мне не спалось. На душе было тревожно.

А утром Миша рассказал:

- Они пропали. Я вернулся, а их нет! Ни ее, ни Светы. Куда она могла уйти? Ну, вот куда??? Без денег, с ребенком… Денег нет у нее – я не давал ей денег.. Она просила иногда, но я не давал. Зачем тебе деньги, если дома сидишь? А продукты я и сам куплю…. Да, мы и не расписаны с ней. Но дочку люблю… Сильно люблю. Ну, шла бы одна – так нет же! Ребенка зачем-то потянула. Боже! И чем ей плохо было? Да – квартиранты! Да – на балконе летом приходится спать… И что? Все так живут! Зарабатывать как-то надо! Зимой не заработаешь…. Господи, ну где они могут быть? Я всю ночь не спал. Куда обращаться? К кому?

На Мише не было лица. Он дрожал. Дергалось левое веко.

Ни розыски, ни звонки знакомым ничего не дали. Светка и ее мама, словно канули в воду.

Следующий день был днем нашего отъезда. Миша вызвался проводить нас на вокзал. Просил рассказать о его квартире друзьям и самим приезжать еще.

Опершись о железные прутья клетки передними лапками, на сбившихся в кучку, пропитанных мочой, клочках газеты стоял заброшенный всеми, голодный хомячок.

Екатерина Андрус

2010 г.

                                                

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
         
 
«    Ноябрь     »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
 
 

 
Урочисте відкриття філ ...
 ...
Запрошуємо долучитися ...
 ...
«Новорічний маскарад»
 ...
Виставка «Творче перех ...
 ...
Станіслав Черемухін та ...
 ...
Анонс заходів на тижде ...
   КЗ «НКДЦ»   1. Постійно діюча виставка картин М. Гали...
Приглашаем всех провес ...
Где?: Фонтан на аллее напротив «Терминала»...
 
 
  • Администратор
  • DanielDob
  • Black_Fox
  • Надія Ткаченко
  • Администратор
  • Администратор
 
 

 

 

 
Сейчас на сайте: 4
Гостей: 4

Пользователи: 

- отсутствуют

Роботы: 

- отсутствуют

 Последние посетители: 

 
Все права защищены © Никополь ART 2009-2016